July 1st, 2007

ВсПЛЕСк-2007

Rondo de legado

В пятницу прошёл наш очередной Круг чтения. Были представлены и частично зачитаны:

1. Юрий Коваль. Самая лёгкая лодка в мире. Рассказы "Опасайтесь лысых и усатых" (Mirina)

И Федор Михайлович развел величаво философские брови свои.
-- Что же это  такое-то?  --  сказал он.-- "Кинулся собакой". Вы что же это -- грзли доску? Тогда почему "кинулся собакой" в доску"? Надо бы -- "на доску". Или студент был "в доску"? Что вы на это скажете?
Я  панически  молчал.  Я не  мог  подобрать  ответ,  достойный великого профессора.
-- Впрочем,-- размышлял Федор Михайлович.-- Следов погрыза или  другого ущерба на доске  не  обнаружили.  Доска,  слава Богу,  цела...  Но  поражает словесная фигура: "...и тогда этот студент кинулся собакой в  доску". Что же это такое?


Нужно запомнить это имя, раньше оно в моей памяти не отложилось.

2. Нил Гейман. Дым и зеркала (рассказ "Младенчики") (Garik) -- Neil Gaiman. Babycakes. (английский оригинал, чтение автора на YouTube)

Наверное самый впечатляющий рассказ Круга. (очень короткий)

Несколько лет назад ушли все животные.
Однажды утром мы проснулись, а их больше нет. Они не оставили нам записки, даже не попрощались. Мы так и не разобрались, куда они делись.
Нам их не хватало.


3. Ф. Дымов Дети пишут богу (Garik)

Детей младших классов попросилили написать письмо Богу. Здесь некоторые выдержки.

Ну вот, смотри, мы учимся, учимся, а зачем нам так страдать, если мы все равно умрем и знания наши пропадут.
Федя, 4 кл.

Когда я Тебя увижу в первый раз, Господи, то ничего просить не буду. Ты подумаешь, какой скромный мальчик, и подаришь мне «Мерседес».
Антон, 4 кл.

Ты обещал защищать слабых, обиженных, что-то я это не чувствую.
Рома, 3 кл.

4. Вуди Аллен. Записки городского невротика (Garik) -- Woody Allen. Notes Of the Urban Neurotic.

Абсурдный такой юмор.

О прогулке по лесу и собирании фиалок. Ни то, ни другое занятие удовольствия вам не доставит, так что займитесь чем-нибудь еще. Навестите заболевшего товарища, а если это не­возможно, пойдите в театр или сядьте в теплую ванну с интересной книжкой. Всяко лучше, чем блуждать по роще и с дурацкой улыбкой соби­рать в корзинку цветы. Охота вам прыгать за ними туда-сюда? И потом, что вы будете делать с этими фиалками? «Поставлю в вазу»,— скаже­те вы. Ну и глупо. Ведь сейчас можно заказать цветы на дом.

5. Юрий Коваль "Суер-Выер Пергамент" (Muskat)

Ещё один Коваль, появившийся независимо от другого рассказчика. Корабль плавает между островами на каждом из которых свой мир. Отрывок из главы "Остров нищих"

Мы приблизились к человеку, который монотонно топтал одну фразу:
- Подайте беженцу! Подайте беженцу!
Вид  у него был загнанный, как у борзой и зайца. Не успели мы подойти - он  вскочил, затряс  руками и плечьми  и,  эдак  дергаясь, кинулся стремглав бежать  с  криком: "Отстань!  Отстань, проклятый!"  Пробежав круг  с  двести
ярдов, он пал на землю.
- Подайте беженцу! - задыхался он.
- От чего вы бежите, друг? - доброжелательно спросил Суер-Выер.
- Я бегу от самого себя, сэр, - отвечал нищий, обливаясь потом.
- И давно?
- Всю жизнь. И никак не могу убежать. Этот противный "я сам"  все время меня догоняет. Да вы поглядите.
Он снова вскочил  с  места и  закричал  самому себе: "Отстань! Отстань, мерзавец!" - и рванул с места так, что песок брызнул из-под копыт.
Пробежав двести ярдов, он вернулся обратно и рухнул на песок.


6. Булфинч Томас. Средневековые легенды и предания о рыцарях (Legxera) -- Thomas Bulfinch. Bulfinch's Mythology

Не нашёл текста в инете
Нелегко было благородным рыцарям, скажешь один раз: "О девушка, за кувшин воды я сделаю для тебя всё что угодно". И попадаешь в героическую историю, на несколько месяцев.

7. В. Ю. Дорофеев. Книга Ангелов: Антология христианской ангелологии (Tusxarcxik)

Об серафимах, херувимах и ангелах. Богословские, мистические и философские тексты.

8. Леонид Каганов. Коммутация (рассказ "Росрыба") (Я)

Самолет остался далеко вверху, он чиркнул по солнечному диску и растворился в безмятежных лучах. Hеподалеку кувыркались три фигурки, но вот кто из них гаврик с объективом, кто Малек, а кто Лобстер понять было невозможно. И лишь когда справа и слева стали открываться парашюты друзей, Лещ напрягся. Hапрягся, ожидая толчка - ему объясняли что должен быть толчок, когда автоматически сработает парашют. Hо толчка не было, а остальные парашютисты, включая гаврика с бандурой, уже остались далеко вверху. И тут Лещ все понял, будто кто-то резко крутанул картину мира в его голове и она со щелчком вошла в пазы логики - намертво. Понятно стало все. Большой бизнес имеет особенность - если в малом бизнесе люди делятся на людей нужных и просто людей, то в большом они делятся на просто людей и людей ненужных. И теперь ненужным человеком для Малька и Лобстера стал сам Лещ. Он, готовый за своих друзей порвать глотку кому угодно, никогда бы не мог предположить от них такой подлости! Hо было поздно.

9. Клайв Льюис. Расторжение брака (Helis) -- C. S. Lewis. The Great Divorce

Более серьёзная вещь, чем "Хроники Нарнии"

Блейк писал о браке Неба и Ада. Я пишу о расторжении этого брака не потому, что считаю себя вправе спорить с гением, — я даже не знаю толком, что он имел в виду. Но, так или иначе, люди постоянно тщатся сочетать небо и ад. Они считают, что на самом деле нет неизбежного выбора и, если хватит ума, терпения, а главное — времени, можно как-то совместить и то и это, приладить их друг к другу, развить или истончить зло и добро, ничего не отбрасывая. Мне кажется, что это тяжкая ошибка.

10. Амброз Бирс. Случай на мосту через Совиный ручей. (Камилла) -- Ambrose Bierce. An Occurrence at Owl Creek Bridge

Ещё один рассказ, смысл которого становится ясен только в самом конце. Четыре раза экранизирован.

На железнодорожном мосту, в северной части Алабамы, стоял человек и смотрел вниз, на быстрые воды в двадцати футах под ним. Руки у него были связаны за спиной. Шею стягивала веревка. Один конец ее был прикреплен к поперечной балке над его головой и свешивался до его колен. Несколько досок, положенных на шпалы, служили помостом для него и для его палачей - двух солдат федеральной армии под началом сержанта, который в мирное время скорее всего занимал должность помощника шерифа.
ВсПЛЕСк-2007

(no subject)

Eternity is a very long time, especially towards the end.
Вечность – это утомительно. Особенно под конец.

Woody Allen
Вуди Аллен. Вынесено эпиграфом к русскому изданию "Записок городского невротика"